Как написать гоголевский или гоголевский


Гоголевский бульвар

Гоголевский бульвар — первый в подкове Бульварного кольца — начинается от площади Пречистенских ворот, а кончается у Арбатской площади. Когда-то на его месте проходила «бело на бело выщекатуренная» кирпичная стена Белого города.

На аллею бульвара приглашает легкая, гармоничная арка станции метро «Кропоткинская». Вообще Гоголевский бульвар, возможно, самый живописный участок на всем кольце. Раньше здесь протекал ручей Черторый, один берег его был высоким, другой низким. Ручей в XIX в. заключили в трубу, но в память о нем бульвар спускается тремя террасами — от внутреннего, высокого проезда к внешнему, более низкому. О ручье напоминает и название переулка, который уходит налево, — Сивцева Вражка («вражек» — овраг). Здесь по оврагу текла речка Сивка.

Гоголевский бульвар хранит дорогие нам всем имена, названия, судьбы. Когда-то люди строили эти дома, жили в них, любили, страдали, сражались. И вряд ли думали, что делают историю, творят культуру.

В угловом доме № 2 бывал Пушкин. Особняк в русском стиле (д. № 6) построен для городского головы С.М. Третьякова, брата знаменитого П.М. Третьякова. Здесь собиралась вся московская интеллигенция. После смерти владельца дом приобрел Павел Рябушинский, глава могущественной купеческой семьи.

Каждая сторона бульвара имеет свою эстетику, свой характер. Попробуйте почувствовать их, и для вас неожиданно ясно проступит рисунок, в котором сплетаются нити истории и архитектуры, природы и творчества.

Изящный особнячок с причудливым декором (д. № 5) построен для статского советника Секретарева. Во время строительства храма Христа Спасителя здесь жил архитектор Тон, руководивший строительством. В 1940-е гг. особняк занимала семья Василия Сталина.

Двухэтажный дом № 10 — хороший образец московского классицизма; в нем жил декабрист М. Нарышкин. В январе 1826 г. здесь были арестованы сам М. Нарышкин и И. Пущин, первый и любимый друг Пушкина. На стене дома установлена мраморная доска с изображением кандалов, переплетенных веткой лавра, — память о собраниях тайного общества декабристов. На другой мемориальной доске на сером граните — барельеф Тургенева.

Двухэтажный дом № 14 (ныне Центральный шахматный клуб) в XIX в. был одним из центров музыкальной жизни Москвы. Здесь у певца Райского, женатого на дочери владельца Частной оперы Зимина, бывали Шаляпин, Рахманинов, Глазунов. Летом на всех окрестных скамейках идут шахматные баталии.

Бульвар таит много сюрпризов. Например, дом № 23 с витражными лопатками между окнами пятого этажа. Однотонные керамические вставки небесно-голубого цвета сообщают ему неожиданный эффект, когда их цвет бывает близок цвету неба, особенно летом.

За доходным домом Иерусалимского патриаршего подворья с полукруглым витражом во фронтоне (д. № 29) видна во дворе миниатюрная церковь Апостола Филиппа, построенная в XVII в.

Бульвар можно пробежать за 15 минут, не торопясь пройти за полчаса, но если вы захотите сделать себе подарок — маленький праздник, который уже не забудется, — не смотрите на часы, проведите здесь столько времени, сколько попросит душа. Поднимайтесь по ступенькам к правой, внутренней стороне, разглядывайте мемориальные доски. Спускайтесь по лесенке к левой, внешней стороне, обратите внимание на подпорную стену из грубо околотого гранита, на решетку. Прочитывайте все: названия переулков, номера домов, декор фасадов. Присядьте на скамейку, дайте волю воображению. Прошло совсем не так много времени с тех пор, как здесь гулял Гоголь. Иногда вдруг почудятся звуки — то ли скрипка, то ли шарманка, то ли «уйди-уйди». Справа и слева идет поток машин, город живет напряженно, на большой скорости, а здесь, на этом зеленом (а зимой — белом) пространстве, — другая жизнь, другое время.

В конце бульвара стоит памятник Гоголю. Здесь, у Арбатской площади, памятников Гоголю два: старый и новый.

26 апреля 1909 г. к 100-летию со дня рождения Гоголя был установлен памятник работы скульптора Н.А. Андреева и архитектора Ф.О. Шехтеля. На нем отлитая из темной бронзы фигура изображает Гоголя, в задумчивости сидящего на скамье: широкая альмавива небрежно наброшена на сгорбленные плечи, голова низко опущена. В позе, в выражении лица — бесконечная скорбь. Этот памятник — выражение трагической жизни Гоголя, его мучительного вдохновения, его одиночества. Сердцем художника очень чутко и точно воспринял образ памятника Репин: «Трогательно, глубоко и необыкновенно изящно и просто. Какой поворот головы! Сколько страдания в этом мученике за грехи России». В нижней части постамента — многофигурный рельефный фриз с изображениями героев гоголевских произведений.

Как многогранна была натура самого Гоголя, как глубока трагедия гения, так и сложна судьба этой скульптуры. Памятник Андреева стоял на бульваре до 1952 г. К 100-летию со дня смерти писателя его заменили новым. По легенде, в том году мимо памятника проезжал Сталин. Ему очень не понравился печальный и задумчивый вид Гоголя, «не отражающий советскую действительность». Он приказал немедленно поставить другой монумент, и скульптор Томский выполнил задание: новый Гоголь стоит в полный рост с легкой улыбкой, а на постаменте появилась «дарственная» надпись: «Великому художнику слова Николаю Васильевичу Гоголю от правительства Советского Союза». Выполненные во вкусе египетского классицизма фонари с великолепными львиными фигурами в основании, оставшиеся от старого монумента, находятся в некотором диссонансе с официальной строгостью нового памятника.

Только в 1959 г. к 150-летию со дня рождения Гоголя, старый памятник вновь был установлен — перед домом № 7 по Никитскому б-ру, по другую сторону Арбатской площади. Там Гоголь провел последние годы жизни. И очень к месту пришелся поставленный посреди дворика памятник. Его глубоко психологическая камерность как будто задумывалась для этого места, как и сам образ, отнесенный именно к последнему периоду жизни писателя.

Здесь Гоголь испытал трагический духовный кризис. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 г. он сжег подготовленный к печати второй том «Мертвых душ», а спустя десять дней скончался, отказавшись от помощи врачей. Перед смертью он произнес знаменитую фразу: «Лестницу, скорее подавайте лестницу!» Отсюда тело его было перенесено для отпевания в университетскую церковь на Моховой.

Теперь здесь размещается Городская библиотека им. Гоголя. Мемориальная доска на доме сообщает, что здесь с 1848 г. жил и здесь умер в 1852 г. Н.В. Гоголь. Две комнаты первого этажа, приемная и кабинет, бережно восстановлены в том виде, какой они имели при его жизни.

Так памятник, вызвавший в свое время столько споров и дискуссий, обрел вторую жизнь, а в Москве оказалось два Гоголя.

Попробуйте теперь пройти по бульвару назад, до Пречистенских ворот, и обратите внимание на еще один неожиданный эффект: подходя к арке у входа на бульвар, вы с удивлением обнаружите, что прямо за ней начинается небо.

Самое большое счастье в таких прогулках — делать свои маленькие открытия. Сегодня мы наугад открыли несколько страниц этой увлекательной книги. А вдруг однажды вам захочется прочесть ее не отрываясь, как волшебную сказку в детстве? Тогда вспомните, что он всегда рад нам — Гоголевский бульвар.

Два памятника Н.В. Гоголю

Москва. Такая, знаете, русская баба. Из бояр, то есть, главным образом, по торговой части. Большая, мощная, с тяжелой рукой: если приложит, век не разогнешься. Внешне суровая, но в глубине души – добрая и щедрая, и коль кто приглянется, отдаст по-русски последнее. К чужакам относится с подозрением. Окинет неласковым взором, оценит, испытает: понравишься – покормит и спать уложит, а нет – может и на порог не пустить. Совершенно не сентиментальна, все эти сопли-слюни – не в ее характере. Случится беда – поможет, но нытье и стенания не выносит на дух. Темперамента – в избытке, а вот чувства вкуса и меры явно не хватает. Одевается тетка, прямо скажем, странно. Да и внешне уже давно не красавица, с годами утратила и гладкость кожи, и гибкость стана, впрочем, морщины и бородавки со временем замечать перестаешь – уж больно обаятельна старая.

Прогулки по Москве. Думаю, как-нибудь обойдемся без Красной площади. Не потому, что не люблю, как раз наоборот. Но хотелось бы рассказать о чем-то менее растиражированном, но не менее ценном. В Москве не так уж много красоты. А в последние годы ее, увы, становится все меньше. Об этих крохотных островках, которым удается чудом держаться на поверхности, и пойдет речь.

Первый из них – чудный садик на Никитском бульваре. Там, за решеткой и деревьями прячется от людских глаз памятник Николаю Васильевичу Гоголю – мой самый любимый, и, наверное, лучший памятник в Москве.

Его открыли к 100-летию писателя в 1909 году в начале Пречистенского (ныне Гоголевского) бульвара. Там он простоял без малого полвека, пока к медной статуе не воспылал лютой ненавистью отец народов. Грустный Гоголь, пессимистично взиравший с высоты своего постамента на советских граждан, раздражал Сталина. Он лично распорядился памятник уничтожить. От переплавки гениальное творение Николая Андреевича Андреева удалось спасти только нечеловеческими усилиями сотрудников Музея архитектуры. Монумент сослали в Донской монастырь, где тогда музей располагался. Случилось это в 51-м, через 42 года после торжественного открытия памятника. Ровно столько же прожил и сам Гоголь.

Свято место пусто не бывает. В начале Пречистенского бульвара воздвигли другого Гоголя, работы скульптора Н.В.

Томского. Ему ясно сказали: писатель должен взирать на окружающих не с унынием, а с одобрением. Скульптор задачу партии понял правильно. И Гоголь у него получился – волевой и оптимистичный. Этот, не побоюсь этого слова, chef-d'cuvre с надписью «От советского правительства» украшает Гоголевский бульвар по сей день.

Андреевского Гоголя частично реабилитировали в 59-м. Памятник перевезли в тот самый садик на Никитском бульваре, рядом с домом 7. где Николай Васильевич сжег второй том «Мертвых душ» и где в скорости умер.

Любопытно, что Андреев после революции прославился, в основном, как автор многочисленных скульптур В.И. Ленина. Об Андрееве так и писали в советских книжках: остался в истории искусства, прежде всего как создатель обширной «Ленинианы».

Памятник Н. В. Гоголю на Никитском бульваре в Москве.

Андреев, Николай Андреевич. 1904–1909

В 1909 году по народной подписке был установлен на Пречистенском (ныне Гоголевском) бульваре памятник Гоголю в граните и бронзе.

Н.А. Андрееву удалось соединить конструктивную ясность форм с изломанными линиями и заостренным силуэтом общей композиции. Это обусловило яркую характерность и необычность монументального образа.

Скульптор изобразил Гоголя в последний, трагический период жизни, когда писатель окончательно утратил веру в себя и в свое творчество. Памятник проникнут осознанием внутреннего надлома и драматизма творческих исканий писателя. Подойдя вплотную, можно увидеть его сумрачное, болезненное лицо, на котором едва заметна грустно-извиняющаяся улыбка. Андреевский образ Гоголя был воспринят интеллигенцией как воплощение трагедии творческой личности, он был созвучен душевным настроениям многих мастеров русской культуры на переломе двух веков.

Памятник Гоголю – произведение большого таланта, и одно из лучших творений в истории отечественной монументальной скульптуры.

Однако появление в Москве нового памятника отнюдь не вызвало всеобщего восторга. В правой, промонархической печати в адрес скульптора раздавались многочисленные упреки в его непатриотичности, в том, что он исказил образ великого писателя, который столь дорог истинно русским людям. Раздражение было чрезвычайно велико: раздавались возгласы, что работу Андреева «нужно взорвать, уничтожить… тогда, по крайней мере, когда-нибудь, кто-нибудь воздвигнет достойное и Гоголя и Москвы». Мнение многих недовольных выразил, как это ни странно, Василий Розанов, парадоксалист, мыслитель на свою особь и противник тривиальных суждений. В статье «Отчего не удался памятник Гоголю» его собеседник заявляет: «Памятник не годится … он поставлен не великому человеку, а какому-то больному существу, до которого нам нет дела». Розанов развивает эту мысль: «Памятник ставится «всему» в человеке, ставится «целому» человека и творца. Это — непременно. <…> Но тут идея памятника столкнулась с фактом в человеке: «конец» Гоголя есть сожжение 2-го тома «Мертвых душ», безумие и смерть. Андреев волей-неволей взялся за это, и его Гоголь с упреком, недоумением и негодованием смотрит на толпу у своего подножия,— готовый бросить в печь свои творения.

— Это — болезнь, этого конца не надо было изображать» (Розанов В.В. Отчего не удался памятник Гоголю // Розанов В.В. Сочинения. – М. «Советская Россия», 1990. С. 347.).

Андреевский «Гоголь», действительно, не вписывается в общепринятые представления о том, каким должен быть памятник великому человеку, памятник действительно, во многом нетрадиционен. И это касалось не только необычных пластических форм, но, главного, общего концептуального замысла.

Национальные герои на городских площадях предстоят во всем своем торжествующем величии, вызывая у зрителей гордость и воодушевление, или, во всяком случае, чувство сопричастности, близости к своим кумирам. А на Пречистенском бульваре сидел отчужденный, надломленный и глубоко несчастный человек, замкнутый в себе.

В сущности, и царские, и советские власти только терпели памятник Гоголю и то лишь до поры до времени. В 1952 году, когда по всей стране вознеслись триумфальные монументы «Великому вождю», болезненный Гоголь выглядел явным диссонансом. И его убрали… в монастырь. А на его месте ведущий мастер соцреализма Н.В. Томским воздвиг «от советского правительства» официозный памятник Николаю Васильевичу – величественному и улыбчивому. Трагедия творчества отменялась.

На скамейках сидят влюбленные, любители пива и тусовок. Играют дети. Я помню, как и меня дедушка катал на саночках вокруг памятника. И я часто его просил: «Пойдем гулять к генералу».

Однако андреевский «Гоголь» в Донском монастыре (филиале Музея архитектуры) пробыл недолго. В хрущевскую «оттепель» о нем вспомнили и нашли тихое место, недалеко от прежнего. В 1956 году его перенесли во двор дома № 7 по Никитскому бульвару. Новое место выбрано очень удачно: писатель прожил в этом доме последние годы и умер в нем. Здесь за несколько дней до смерти он сжег черновики второго тома «Мертвых душ».

Теперь в Москве (небывалый случай для любого города) на расстоянии нескольких сот метров находятся два памятника одном и тому же лицу. Но памятники совершенно разные. Настолько разные, что, кажется, поставлены двум людям, которые даже не были знакомы друг с другом. Один общепризнанный гений, доброжелательный к соплеменникам, а другой – несостоявшийся писатель, подававший надежды, но неудачник, осознавший в конце концов свое творческое бессилие.

В этих двух монументальных произведениях (и дело даже не в Гоголе и в понимании его творчества) воплощены две разные концепции городской скульптуры. Что она должна воплощать? Общепринятое значение выдающейся личности, вознесенной на пьедестал? Или это еще одна творческая попытка осмыслить его внутренний мир, его деяния и жизнь?

К Гоголю, теперь сидящему в маленьком скверике, лучше всего приходить в осенние сумерки, когда в воздухе висит серая морось. Тогда скорбное звучание скульптуры сливается с пасмурной мелодией города и грустным настроем человека.

Последние дни и смерть Николая Васильевича Гоголя (20.03.1809 - 21.02.1852)

Знаю - имя мое после меня будет счастливее меня.
Н. В. Гоголь

В восемь часов утра 21 февраля 1852 года скончался великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь. Он не дожил месяца до 43 лет. Врачи терялись в догадках о диагнозе. Одни называли причиной смерти менингит, другие - воспаление кишечника, третьи - тиф, четвертые - нервную горячку, пятые - душевную болезнь. Так или иначе, причина до сих пор остается загадкой. Известно только, что о смерти писатель начинал задумываться еще в очень молодом возрасте. Повод тому подал отец, который за несколько дней до смерти слышал голоса, призывающие его в иной мир.Родители Н. В. Гоголя. Рисунки неизвестного художника

ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ ЖИЗНИ
Незадолго до смерти Гоголь поселился в доме графа лександра Петровича Толстого на Никитском бульваре в Москве Дом А. П. Толстого. Никитская улица. Москва В начале января 1852 года он готовил к печати собрание своих сочинений. Никаких намеков на болезнь в то время еще не было.
Кризис начинается 26 января, когда после непродолжительной болезни умирает жена близкого друга писателя, Алексея Степановича Хомякова, Екатерина Михайловна, с которой Гоголя связывали многолетние любовные отношения. Е. М. Хомякова. Дагерротип. 1840 год Он был настолько потрясен и подавлен, что даже не пошел на похороны. После первой панихиды он сказал Хомякову: «Все для меня кончено». С этого момента мысль о смерти овладевает им всецело. Он начинает ежедневно посещать церковь.
2 февраля Николай Васильевич пишет письма матери и Жуковскому.

Флигель в Сорочинцах, где родился Н. В. Гоголь. Полтавская область, Украина В письмах он просит молиться о его душе. 3 февраля после обедни он заходит в гости к Аксаковым и жалуется на усталость. До 4 февраля Гоголь еще занимается чтением корректур, но 4 февраля он сообщает Степану Петровичу Шевыреву о том, что «некогда ему теперь заниматься корректурами», что дурно себя чувствует и, кстати, решил попоститься и поговеть. Это было еще до начала Великого поста, на Масленой неделе.
5 февраля Гоголь жалуется заехавшему к нему Шевыреву на расстройство желудка и слишком сильное действие лекарства. Гимназия, в которой учился будущий писатель. Нежин, Украина С этого же дня он прекращает всякие литературные занятия, почти ничего не ест, большую часть ночей проводит в молитвах.
7 февраля рано утром едет в церковь, исповедуется и причащается.

Автограф второй главы повести «Майская ночь, или Утопленница» Священник, исповедовавший и причащавший Гоголя, позднее рассказывал, что перед принятием Святых Даров, за обеднею, он пал ниц и много плакал. Княжна Варвара Николаевна Репнина-Волконская, видевшая Гоголя 7 февраля в последний раз, рассказывала: «Он был ясен, но сдержан и всеми своими мыслями обращен к смерти…»
В ночь с 8 на 9 февраля после продолжительной молитвы на коленях перед образом Гоголь уснул на диване без постели и во сне слышал голоса, предупреждавшие о смерти.

Н.

В. Гоголь читает комедию «Ревизор» актерам Московского Малого театра В тревоге он хотел собороваться, но вскоре успокоился и отложил совершение таинства. С 10 февраля Гоголь не выезжает из дома.
В ночь с 11 на 12 февраля в третьем часу после продолжительной молитвы писатель будит своего слугу Семена, велит ему подняться на второй этаж и затопить печь в кабинете. Когда огонь разгорается, он берет тетрадки с рукописным текстом второго тома «Мертвых душ» и бросает в печь. Сожжение второго тома «Мертвых душ». Литография А. Солоницкого Семен падает перед ним на колени и в слезах умоляет остановиться, но Гоголь непреклонен. После уничтожения своих творений мысль о смерти, как близкой, необходимой, неотвратимой, глубоко запала ему в душу и не оставляла ни на минуту.
В следующие два дня физическое состояние Николая Васильевича резко ухудшается. Он выглядит усталым и изможденным. 14 февраля он заявляет: «Надобно меня оставить, я знаю, что должен умереть». 15 февраля он дает распоряжения графу Толстому насчет крепостного Семена и рассылает деньги «бедным» и «на свечки». Граф А. П. Толстой, друг писателя Средства, которые будут выручены от последнего издания его сочинений, он просит раздать неимущим.
16 февраля, впервые за время болезни, Гоголя посещает доктор Алексей Терентьевич Тарасенков. Он убеждает больного подчиниться указаниям врачей. Гоголь отвечает вяло, но внятно и с полной уверенностью: «Я знаю, врачи добры, они всегда желают добра». При этом ничем не выражает готовности следовать совету Тарасенкова. Собственноручная иллюстрация автора к заключительной «немой сцене» «Ревизора» Доктор вспоминал: «Он смотрел как человек, для которого все задачи разрешены, всякое чувство замолкло, всякие слова напрасны…»
18 февраля Николай Васильевич Гоголь соборовался, исповедался и причастился. В этот же день он слег в постель и больше не вставал, отвергал всякое лечение. 12 февраля его вновь посетил доктор Тарасенков. Больной лежал на диване в халате, в сапогах, отвернувшись лицом к стене, с закрытыми глазами, в руках - четки. Приехали три профессора, высказавшие предположение о необходимости гипноза, чтобы подавить волю больного и заставить его принимать пищу. Но загипнотизировать Гоголя не удалось. Не имела успеха и попытка принудительного лечения. 20 февраля около одиннадцати вечера писатель громко произнес: «Лестницу, поскорее, давай лестницу. » (известно, что он внимательно изучал «Лествицу» преподобного Иоанна Лествичника, игумена Синайской горы, и делал из нее подробные выписки). Подобные же слова о лестнице сказал перед смертью святитель
Тихон Задонский, один из любимых писателей Гоголя, сочинения которого он перечитывал неоднократно.
21 февраля Гоголя не стало. Последними его словами, сказанными в полном сознании, были: «Как сладко умирать!» Елизавета Фоминична Вагнер, теща Михаила Петровича Погодина (друга Гоголя), так описывает смерть писателя: «…Николай Васильевич скончался, был все без памяти, немного бредил, по-видимому, он не страдал, ночь всю был тих, только дышал тяжело; к утру дыхание сделалось реже и реже, и он как будто уснул…» Доктор Тарасенков, прибывший через два часа после смерти Гоголя, писал об увиденном: «Нельзя вообразить, чтобы кто-нибудь мог терпеливее него сносить все врачебные пособия, насильно ему навязываемые; лицо умершего выражало не страдание, а спокойствие, ясную мысль, унесенную с собою за гроб».

ПОХОРОНЫ И ПОМИНОВЕНИЕ
Гроб с телом Гоголя был поставлен в комнате, где он жил и умер. Помещение не вмещало всех посетителей, приходивших поклониться покойному. Вечером попечитель университета упросил графа Толстого позволить перенести тело в университетскую церковь, чтобы дать возможность почтить память писателя большему количеству людей.
В бумагах писателя были обнаружены обращение к друзьям, где он умолял их быть не мертвыми, а живыми душами и следовать по пути, указанному Господом, наброски духовного завещания, молитвы, в которых он просил Всевышнего за друзей, предсмертные записи. В завещании Николай Васильевич советовал сестрам открыть в своей деревне приют для бедных девиц, а, по возможности, превратить его в монастырь, и просил: «Я бы хотел, чтобы тело мое было погребено если не в церкви, то в ограде церковной, и чтобы панихиды по мне не прекращались».
До нас дошли строки, написанные Гоголем за несколько дней до кончины (орфография сохранена): «Аще не будете малы яко дети, не внидедте въ Царствiе Небесное. Помилуй меня грешнаго, прости, Господи! Свяжи вновь Сатану таинственною силою неисповедимаго креста!Какъ поступить, чтобы признательно, благодарно и вечно помнить въ сердце моемъ полученный урокъ? И страшнее исторiи всехъ событiй Евангель…»» Записка не окончена, даже последнее ее слово не дописано до конца. Видимо, в тот момент силы совершенно покинули писателя.
22 февраля в дом графа Толстого был приглашен скульптор Николай Рамазанов, который снял с лица Гоголя посмертную маску. Посмертная маска. Скульптор Р. Рамазанов Вечером этого же дня гроб перенесли в университетскую церковь святой мученицы Татианы. В субботу, на утренней и вечерней панихиде, казалось, присутствовал весь город. Два дня из-за большого скопления народа по Никитской улице не было проезда.
24 февраля при большом стечении народа в той же церкви над телом писателя произведено отпевание. Гроб был усыпан камелиями, которые принесли частные лица. Гоголь лежал в гробу в сюртуке, с лавровым венком на голове (таковым было его пожелание). Н. В. Гоголь в гробу в лавровом венке. Рисунок В. Рачинского При закрытии гроба венок сняли. Впоследствии от продажи листьев венка, раскупленных почитателями таланта писателя, выручили немало денег, которые пошли на благотворительные цели, чему, наверняка, порадовалась душа Гоголя. После отпевания гроб несли на руках до самого Свято-Данилова монастыря, на кладбище которого и состоялось погребение. Место первоначального погребения Н. В. Гоголя. Свято-Данилов монастырь За гробом шло несметное количество лиц всех сословий. Траурная процессия была так велика, что невозможно было увидеть ее конца. Сохранился рассказ о том, как кто-то из проходивших спросил:
- Кого это хоронят? И неужели все, идущие за гробом, родственники покойника? Ему отвечали:
- Хоронят Гоголя, а родственников у него - вся Россия!
После погребения писателя на его могилу был торжественно возложен серебряный венок от Петербурга. Серебряный венок писателю от Санкт-Петербурга
Сороковой день по смерти писателя (31 марта) пришелся на понедельник Пасхальной седмицы. У могилы собрались друзья и почитатели. Но никто из присутствующих не знал, что этот день пришелся на день смерти отца Гоголя, Василия Афанасьевича. После заупокойной обедни отслужили панихиду по усопшему рабу Божьему Николаю. «Утешением было…, - вспоминал Шевырев, душеприказчик Гоголя, - слышать воскресный колокол вместе с заупокойным пением. На могиле его, убранной зеленью и цветами среди снега, мы слышали: «Христос воскресе!»
После панихиды предложена была трапеза 60 беднякам и монашествующей братии. На поминальном обеде Шевырев прочел последнее, напечатанное при жизни, произведение Гоголя «Светлое Воскресение», после чего стали обдумывать идею памятника. Сошлись на двух надписях. Первая, относящаяся к Гоголю как к писателю, была взята из пророка Иеремии и помещена на надгробной плите из черного мрамора. Звучит она так: «Горьким словом моим посмеюся». Надпись на надгробном камне с крестом (так называемой Голгофе) выражает суть постоянных размышлений последнего десятилетия жизни писателя: «Ей, гряди, Господи Иисусе» («Апокалипсис»).

ПЕРЕЗАХОРОНЕНИЕ
Однако праху писателя не суждено было (как он завещал) упокоиться под сенью церковной ограды. 31 мая 1931 года, согласно плану реконструкции Москвы, предусматривающему снос кладбища Свято-Данилова монастыря, тело Гоголя перезахоронили на Новодевичьем кладбище, где вместо памятника-Голгофы с надписью из «Апокалипсиса» был установлен новый памятник работы скульптора Томского.

Могила Н. В. Гоголя на Новодевичьем кладбище. Москва
Известный советский писатель Владимир Лидин, присутствовавший при перезахоронении, вспоминал, что при вскрытии могилы сначала наткнулись на склеп из кирпича. Копали очень долго и лишь к исходу дня в боковом отводе склепа обнаружили гроб. Его вытащили, вскрыли, и тут началась настоящая вакханалия по разграблению останков. Из гроба были похищены кусок жилета табачного цвета с груди Гоголя, сапог, ребро и берцовая кость.
Эксгумация и перезахоронение породили множество слухов о том, что Гоголя похоронили живым в состоянии летаргического сна. Происхождение слухов объясняется правдивыми, полуправдивыми и совершенно неправдивыми рассказами тех, кто занимался вскрытием могилы и эксгумированием.
Некоторые из рассказчиков говорили о том, что тело в гробу было перевернуто, а крышка изнутри разодрана ногтями; другие утверждали, что труп лежал на боку; кто-то свидетельствовал, что тело лежало на спине, но череп Гоголя был повернут набок. Это утверждение более всего походит на правду, но не доказывает факта погребения заживо. Раздел судебной медицины - танатология (наука о смерти) объясняет подобные явления. С научной точки зрения, изменение положения тела возможно в результате разрешения трупного окоченения. Известно, что после смерти мышечное окоченение развивается в нисходящем порядке (от головы к ногам) и через 10-15 часов наступает во всех группах мышц. На третьи сутки начинается разрешение (то есть расслабление мышц) в том же
порядке, и тело слегка вытягивается. Поскольку расслабление мышц шеи произошло в последнюю очередь, и в гробу вытягивание было невозможно, голова писателя повернулась в сторону. Еще одна версия такого положения тела заключается в том, что под давлением грунта крышка гроба начинает смещаться вниз и касается черепа, лежащего на самой верхней точке, в результате чего голова поворачивается вбок.
Подтверждением тому, что при погребении Гоголь был мертв, может служить выдержка из письма Николая Рамазанова Нестору Кукольнику. Рамазанов пишет: «…Когда я ощупывал ладонью корку алебастра - достаточно ли он разогрелся и окреп, то невольно вспомнил завещание (в письмах к друзьям), где Гоголь говорит, чтобы не предавали тело его земле, пока не появятся в теле все признаки разложения. После снятия маски можно было вполне убедиться, что опасения Гоголя были напрасны; он не оживет, это не летаргия, но вечный непробудный сон».

КЛУБ ПОЧИТАТЕЛЕЙ ТВОРЧЕСТВА ГОГОЛЯ
В некрологе, посвященном Гоголю, Тургенев написал, что Гоголь «…означил эпоху в истории нашей литературы». Интересное подтверждение его словам можно увидеть в деятельности одного из литературных клубов, члены которого называют себя почитателями творчества Гоголя. Каждый год они собирают денежные средства, на которые покупают серебряный венок. В день смерти писателя венок торжественно возлагают на могилу, где он лежит несколько часов. Затем его забирают и распродают по листочку. Вырученные деньги идут на издание произведений Гоголя. Серебряный венок от клуба почитателей творчества Н. В. Гоголя. Экспонат Новосибирского музея мировой погребальной культуры. Таким образом, этот серебряный венок напоминает о том, лавровом, надетом на голову писателя после положения во гроб, а члены клуба продолжают добрую традицию использования денег от продажи знаков памяти на благие дела. Такой неординарный способ чтить память любимого писателя, донося до читателей его книги, скорее всего, понравился бы ему самому.



гоголя, гоголь, памятник, писателя, февраля, после, документы:Гоголевский бульвар — первый в подкове Бульварного кольца — начинается от площади Пречистенских ворот, а кончается у Арбатской площади. Когда-то на его месте проходила «бело на бело выщекатуренная» кирпичная стена Белого города.

как написать гоголевский или гоголевский